Четверг, 18 апреля 2019 20:27

В июле 1942 года. Летчики.

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Назарьянц Дмитрий Степанович.

 

Группа молодых летчиков обороняла донские переправы в июле 1942 года, но, как я уже упоминал выше, об их героических действиях остались скудные архивные данные да рассказы очевидцев – детей войны.

По рассказам очевидцев и архивным документам, в Константиновском и Николаевском июльском небе 1942-го наши советские соколы вели ожесточенные бои с воздушным противником.

Более двух десятков советских машин было сбито в неравном бою, многие летчики вернулись в свои части, но были и те герои, чьи останки до сих пор покоятся в донской степи...

Свидетелями воздушных боёв были подростки военных лет: Павел Чеботарёв и Николай Краснянский.

По рассказам Чеботарёва, один из отважных летчиков И-16 вел неравный бой над Константиновской переправой с вражеским воздушным разведчиком. Краснянский видел неравный бой маленького истребителя И-16 с вражескими воздушными машинами над Северским Донцом. В обоих боях советские истребители подбили по одной вражеской машине, но и сами погибли. Два летчика И-16 посадили свои машины за поселком Константиновским.

По воспоминаниям очевидцев, оба летчика были мертвы. Очевидно, авиаторы умерли от ран после посадки своих машин. Хоронили их жители. Так как в эти дни константиновская земля была оккупирована врагом, где находятся их могилы, до сих пор не известно. Но даже по прошествии стольких лет родственники погибших

продолжают разыскивать места гибели и могилы героев.

Москвич, младший лейтенант Назарьянц Дмитрий Степанович командир звена 68-го истребительного авиаполка (И-16) погиб у поселка Константиновского 21 июля 1942 года. Захоронен местными жителями.

Его сослуживец, украинец, старший лейтенант Девятко Степан Антонович, заместитель командира эскадрильи 68-го ИАП, был убит в воздушном бою у ст. Николаевской.

 

Судя по истории 68-го авиаполка, 20 машин И-16 входили в состав 238-й штурмовой дивизии 4-й воздушной армии Южного фронта, которая прикрывала донские переправы, в том числе Константиновскую и Николаевскую, до 19 июля 1942 года. Впоследствии 4-я ВА вела уничтожение противника на той же территории вплоть до последних чисел июля.

Три самолёта По-2 были сбиты в двадцатых числах июля. Один – у хутора Савельева. Могила авиатора оказалась забытой, найти её нам не удалось.

Из воспоминаний Макаровой Александры Михайловны:

«Видим, закувыркался наш самолет и упал на поле. Нас было человек семь, мы побежали к самолёту, а там уже немцы. Они говорят :«Нихт», нельзя, завтра придёте.

Мы пришли утром. Крылья у самолета оторвались, рядом лежит весь перебитый летчик. Наша звеньевая Ольга Аверьяновна Костромина проверила карманы авиатора, документов нет. Сорвали с крыльев самолёта ткань, обернули ею погибшего и похоронили здесь же, в лесопосадке».

 

«Один сбитый самолет у х. Вербовского охраняли подростки, в том числе Авдеев Павел Селиверстович. Они по очереди дежурили по ночам. Когда пришел немец, начался обстрел амбара, где прятались охранники-подростки. Одного дежурного

немцы ранили разрывной пулей, у него началось заражение крови, и он умер...» Рабичев Иван Селиверстович.

 

Один самолет упал около колхозных огородов, за ст. Николаевской, в восточной стороне Белужьего урочища. Судя по воспоминаниям жителей станицы, самолет приземлился, но летчик был мертв. Летчика захоронили местные жители. Сегодня старожилы вспоминают, что была и изгородь, и памятный знак.

 

«Находила недалеко от Белужьего леса могилу летчика в 1949 г. Был небольшой холмик, и я поставила из веток крест. Первый раз эту могилу нашли в 1946 году». Жеребкова Зоя Ивановна.

 

Попов Виктор Алексеевич.

 

«Помню, как один советский самолёт упал в Белужий лес, где сейчас верхний. При отступлении один истребитель ремонтировали около школы, ремонтом занимались военные.

Я помню, как к переправе немцы гнали много красноармейцев, они были все в изорванных гимнастерках и грязные. Полицай Шелестов в лесу расстреливал пленных красноармейцев.

Много красноармейцев погибло у переправы, их там же и захоронили...» Родионов Михаил Иванович.

 

В перестройку развалилось колхозное хозяйство, прежние колхозные огороды заросли камышом и кустарником, зарос и могильный холм, сравнявшись с местным ландшафтом.

 

По воспоминаниям старожилов, ещё в 1980-е годы с могилы украли изгородь. В последующие годы о могиле вообще забыли...

 

Третий самолет По-2 упал у Константиновской переправы 22 июня, имя погибшего нашли в архивах МО РФ. Летчика Шкляева Е.А. похоронили местные жители. Точное место захоронения неизвестно. Его имя занесено поисковиками на памятные плиты

мемориала у «Вечного огня» г. Константиновска.

 

Осенью 2017 года, благодаря воспоминаниям жителей

ст.Николаевской, поисковикам удалось найти очередное место падения советского самолета И-15-бис, сбитого в том же июле

1942 года.

 

«...Мой дед, Ермаков Михаил Васильевич, рассказывал, что в 20-х числах июля 1942 года, в районе станицы два подбитых советских самолета ушли в сторону Белужьего урочища. Один летчик вышел к переправе и ушёл с отступающими частями

Красной Армии на левый берег Дона». Гончар Петр Васильевич, житель ст. Николаевской.

 

Из воспоминаний Сапунова Леонида Александровича: «...В 20-х числах июля 1942 года дед Шепелева Олега видел, как горящий советский самолёт упал в пойме Дона, сегодня это – урочище Белужьго леса. Дед вспоминал, что самолет летел со стороны ст. Мариинской. Рассказывал, что нашел воронку, заполненную водой, в которой плавало тело погибшего пилота. Об этом случае он неоднократно рассказывал своему внуку Олегу уже после войны.

…В 60-е годы Олег предложил мне и Борисенко Анатолию найти место падения самолёта. На месте падения машины росли молодые деревца лесопосадки. Нашли воронку и начали копать подручными средствами. Попадалось много патронов, пулемётных лент. Нашли алюминиевую лопасть винта, пустую кобуру, согнутый пулемёт и останки летчика. Значит, дед не обманул.

Лопасть винта оказалась тяжёлой, и мы бросили её на полпути. Придя домой, я рассказал о находках своей бабушке. Она сказал, что негоже лежать в лесу останкам

героя и предложила похоронить их во время перезахоронения останков, привезённых из братской могилы х. Вербовского».

 

Из воспоминаний Острянского Михаила Васильевича и Рускова Николая Петровича:

«В 80-е годы на месте падения самолёта мы находили много патронов и гильз, пулемётные ленты. Всё это было в воронке, рядом с озером, в пойме Белужьего леса. Нашли алюминиевую лопасть от воздушного винта самолета и принесли её в

станицу. Пилили её для изготовления хлопушек. Потом кто-то из взрослых забрал её от греха подальше и куда-то выбросил...»

 

А дальше начинаются загадки и вопросы.

Судя по оперативным сводкам авиадивизий, в 20-е числа июля 1942 года были потеряны десятки советских самолётов, как при защите отступающих войск и обороне Донского рубежа, так и при уничтожении вражеских переправ. Одна из таких переправ

находилась в километре от упавшего самолёта.

Два года длился поиск места гибели летчика. На месте падения самолёта поисковиками были найдены разорванные и обгоревшие детали двигателя, обшивки и панели приборов, в том числе шильда с картера двигателя и номерные детали, а также

пряжки ремней и заклёпки от парашютной сумки, разорванная, обгоревшая стропа, ремень от планшета, часть кобуры, разорвавшиеся пулемётные патроны... Шильда двигателя М-25В самолёта И-15-бис

 

Просмотрев детали самолёта и архивные документы архива

МО РФ, можно сделать определённые выводы:

Согласно ссылок на донесения летчиков Люфтваффе, заявкам на сбитые самолёты 25.07.1942 года:

Реш Рудольф 6/JG521 I-153 18 842: at 1500m 8:00

Реш Рудольф 6/JG521 I-16 18 391:at 600 m 8:21

В переводе с немецкого: пилотом Рудольф Реш 52-й (JG) истребительной эскадры, (в которой летчики летали исключительно на Messerschmitt Bf109E) сбит советский самолёт И-16 на отметке 18 391 на высоте 600 метров в 8 часов 21 мин. (по берлинскому времени). Место боя: юго-западнее в 2-3 км от места нахождения сбитой машины И-15-бис.

Судя по данным ряда источников, 52-я немецкая истребительная эскадра – это эскадра Люфтваффе, добившаяся наибольших успехов во Второй мировой войне, в которой служили знаменитые «асы», на счету которых были сотни сбитых машин

противника. Хотя в ряде источников упоминается, что немецкие летчики «асами» себя не называли.

Лётчики Люфтваффе вспоминали, что подготовка советских летчиков в то время была значительная хуже, чем у них, и советские истребители начального периода войны, в 1941-1942 годах, не могли на равных конкурировать с новой модификацией истребителя Bf.109-F.

В середине июля 1942 на вооружение эскадры стала поступать новая модель Мессершмитта – Bf-109 серии G. В это время части вермахта на южном участке фронта начали наступление на Кавказ, что значительно расширило зону ответственности

эскадры. Для того, чтобы эффективно выполнять прикрытие наземных войск на столь протяженном фронте, была принята схема быстрого реагирования. Одна из групп эскадры JG52 оперативно перебрасывалась на наиболее угрожаемый участок фронта от

Керчи до Москвы. Непрерывно участвуя в боях, пилоты группы к сентябрю 1942 записали на свой счет 700 самолетов противника.

 

Герой Советского Союза, участник Отечественной войны, кандидат технических наук летчик-испытатель Александр Щербаков обращает внимание, что немецкие асы претендуют на 50 тыс. сбитых советских самолетов. Если учесть, что боевые потери ВВС РККА реально составили 49,5 тыс. самолетов, из которых около трети можно отнести на счет зенитной артиллерии немцев, то при условии, что на долю асов обычно приходилась половина всех воздушных побед, реально немецкие асы могли одержать их не более 16-17 тысяч.

Подобное фашистское враньё на фронте называли «шейная чесотка» немецких асов. Да и в других источниках, как и в воспоминаниях самих летчиков Люфтваффе, часто упоминается, что большинство асов болели «шейной чесоткой», то есть старались

записать себе круглые цифры побед.

В материалах военного историка М.В. Зефирова «Кто есть кто» упоминается, что Рудольф Реш совершил удачный вылет утром 25 июля, в ходе которого сбил три советских самолета: И-153, И-16 и ЛаГГ-3, достигнув рубежа в 40 побед, за что 27 июля гауптмана Реша наградили германским Крестом в золоте.

 

Поисковики ПО «Донской» обратились за помощью на сайты и к опытным поисковикам. Нам ответили:

«Номера найденных деталей характерны для типа самолета И-15-бис... Наличие нескольких номеров говорит о том, что самолет был ремонтный и на нем могут стоять детали с самых разных машин».

«Полностью согласен с вашим предположением, что детали принадлежат самолету И-15-бис. Считаю, что вы на правильном пути. Ищите потери в нужный период. Удачи!». Москва.

«25.7.1942 г. 590-й шап потерял 3 самолета при выполнении боевого задания в районе ст. Николаевской.

9.45. И-153 с мотором М-63, л-т Мильто, сбит ИА, упал в р-не Дубенцовская.

9.45. И-15-бис № 3781 с мотором М-25В №1915805 сбит Ме-109ф и упал в р-не Дубенцовская.

9.45. И-15-бис № 4157 с мотором М-25В №19115338, к-н Попов, сбит ИА, ушел дымящий со снижением, курсом на ЮГ!

Мотор М-25В № 19115338 выпущен 24.2.1941».

 

Оперативная сводка № 67 штаба 230-й шад от

25.7.1942 г.:

«590-й шап в течение дня произвел 25 самолетовылетов. Из них по мотомехчастям противника в районе Пирожок, Денисов, Константиновская, Николаевская, и одновременно вели разведку в районе действия 16 И-15-бис.

В 9.45. 7 И-15-бис и 4 И-153 из района Николаевская были сильно обстреляны огнем ЗА и ЗП противника. Группа, произведя противозенитный маневр, рассредоточилась и продолжала полет к цели. В это время группу атаковали 6 МЕ-109ф. Воздушный бой происходил между 7 И-15бис и 4 МЕ-109ф.

В результате воздушного боя, предположительно, сбито 2 И-15бис (капитан Попов Виктор Алексеевич, лейтенант Мильто Александр Павлович)».

 

По документам ЦАМО (№ 51398269) лейтенант Мильто сбит в районе х. Дубенцов Цимлянского р-на.

 

На И-15 устанавливались моторы М-22 и М-25А, на И-15 бис – М-25В.

 

Все эти доводы позволили прийти к единому мнению, что сбитый самолёт бесспорно И-15-бис. Судя по военным донесениям, в июле 1942 года у ст. Николаевской сбит единственный И-15-бис летчика капитана Попова В.А.

 

Из собранных материалов поисковиками ростовского клуба «Память-Поиск» о героическом летчике, тридцатипятилетнем капитане Попове Викторе Алексеевиче:

«Уроженец Саратовской области, заместитель командира эскадрильи 590-го штурмового авиаполка 230-й штурмовой авиадивизии 4-й Воздушной армии. Совершил многочисленные успешные боевые вылеты на территории Ростовской области.

 

Один день из боевой жизни этого летчика:

«...За 3 вылета 12 октября 1941 года в районе хутора Мокро-Сарматский был дважды обстрелян зенитной батареей противника. В самолете было 30 пробоин. Вел воздушный бой с четырьмя самолетами противника Ме-109 и, несмотря

на то, что был один против 4-х, вступил в бой, из которого вышел невредимым».

В ноябре 1941 г. был представлен командиром полка майором Телегиным и военкомом старшим политруком Воронцовым к ордену Красного Знамени, а в декабре –   к ордену Ленина.

Но командиром дивизии подполковником Белицким и военкомом дивизии полковым комиссаром Мачневым награда понижена до ордена Красного Знамени.

В феврале 1942 года Попов представлен командиром полка майором Соколовым и военкомом старшим политруком Воронцовым к званию Героя Советского Союза. На этот раз командир и военком дивизии поддержали представление, но командующий ВВС 56-й армии генерал-майор авиации Скоблик понизил награду до ордена Ленина». Орден вручён в мае 1942 года.

 

В июле 1942 года Попов пропал без вести – не возвратился с

боевого задания на самолете И-15-бис».

( 22 мая 1942 года 590-й иап был переименован в 590-й шап с подчинением 230-й шад).

 

Много металлических деталей самолёта, найденных поисковиками, были гнутые и разорванные, рассеянные на площади более 2000 кв.м. Детали двигателя со следами сажи и расплавленного дюраля лежали на глубине до 1 м. Это подтверждает, что машина взорвалась. Судя по уцелевшему телу летчика, взорвалась после падения, возможно на своей же бомбе, закреплённой под левым крылом. Вторая бомба (правого крыла) найдена и обезврежена службой МЧС во время поисковых работ.

Крупных деталей машины не обнаружено. Это и понятно, рядом шла бойкая просёлочная дорога на колхозные огороды. Крупные части самолёта постепенно растаскивались местными жителями.

Останки Попова Виктора Алексеевича были обнаружены подростками и перезахоронены в 70-е годы в братскую могилу ст. Николаевской, как неизвестного...

 

В 20-30 метрах найдены несколько стреляных гильз от немец-

кого карабина (Маузер-98).

 

Вывод напрашивается сам собой. Судя по небольшому расстоянию от вражеской переправы (в 1 км), горящий самолёт упал у озера. Лётчик, возможно раненный, вёл машину в урочище Дона с целью посадить в заросли у воды, сбить пламя. Он был жив, но самолёт потушить не получилось. Пилот отполз от машины до взрыва, судя по найденным пряжкам, клёпкам от парашютной сумки и стропе (в 10 м от воронки) и воспоминаниям свидетелей, что тело было целым и плавало в воронке, заполненной водой из озера. Очевидно, что после взрыва бомбы его нашли немцы, скорее всего, из охранной (комендантской) части переправы и застрелили, а тело сбросили в воронку.

 

В декабре 2017 года мы получили из МО РФ архивную справку за №11/22617. Согласно этой справке, «капитан Попов В.А. на самолёте И-15-бис выполнял боевое задание в районе Дубенцовская». В журнале лётных происшествий 590-го штурмового авиационного полка за май-август 1942 года записано:

«25.07.1942 года, 9.45-9.50 (время), группа самолётов 7 И-15-б под прикрытием  4 И-153 (из них 3 И-153 от 889 САП), выполняла боевое задание в районе                       ст. Николаевская на Н=1200-1500 м. В районе цели прикрывающих И-153 атаковали             2 МЕ-109ф, а группу И-15-бис атаковали 4 МЕ-109ф. В результате боя были сбиты:            И-15-бис, пилотируемый старшиной Завражным, И-153, пилотируемый лейтенантом Мильто, И-15, пилотируемый ст. лейтенантом Шелкуновым (889 САП). И-15-бис, пилотируемый капитаном Поповым, был подбит и дымящимся пошёл со снижением с курсом на Юг.

Сбитые самолёты 1 И15-бис и 2 И-153 упали в районе Будённовская».

«Старшина Завражный – погиб, лейтенант Мильто – погиб, старший лейтенант Шелкунов – погиб, капитан Попов –пропал без вести.1 И-15-бис сгорел, 2 И-153 сгорели, 1 И-15 бис произвёл посадку неизвестно где».

(Основание ЦА МО РФ, оп. 224805-с, д. 1, л. 6-7).

 

26 ноября 2017 года, поисковиками ПО «Донской» им. А. Калинина в ст.Николаевской была установлена памятная плита герою донского неба июля 1942 г.

 

Благодаря Оксане Муха (г. Москва), нам удалось получить фотографию героя. А благодаря выпускам передач телерадиокомпаниям Дон ТР найти родственников     Попова В.А.

 

Поисковики знали, что в семье капитана Попова Виктора Алексеевича было два ребёнка и жена Кондакова Валентина Константиновна. Последнее место проживание семьи было указано г.Ворошиловск. Но куда выбыла семья в период оккупации, оставалось вопросом времени, на которое ушло целый год.

Кондакова В.К. и Попов В.А.

Оказалось, что у семьи капитана Попова В.А. сложилась нелёгкая судьба.

Валентина Константиновна – уроженка Саратовской области, меняла место жительства, проживая в с. Скоморохи Житомирской области, в г. Сочи, в г. Ворошиловске (Ставрополь). В эти годы потеряла старшую дочь. После эвакуации проживала с младшей дочерью Ларисой в с. Китаевское Новоселецкого района Ставропольского края. А в апреле 1943 года в 21 год умерла от болезни. Очевидно, по этой причине поисковики долгое время не могли найти ускользающую нить поиска родственников героя.

 

После смерти мамы, Лариса воспитывалась в семье Сидельниковых, Ксении Кирилловны и Семёна Егоровича, воевавшего на фронтах войны, участника освобождения Крыма.

После окончания войны переехали в ст. Александровскую Ставропольского края. После окончания школы Лариса училась в                   г. Ессентуки, г. Кисловодске. Работала в Азербайджанской ССР, где вышла замуж.

В 1965 году переехала на постоянное место жительства в г. Севастополь. Но всю жизнь в семье Поповых (Гуриных) хранились фотографии и вырезки из фронтовых газет.

Последний полет

Бои на Дону,

У кавказских границ.

Проклятый фашист

Над Донщиной навис.

Заданье комэскам:

«Всем видам полков

Бомбить, бить фашиста

И ночью, и днём!

Бомбить переправы

И броды реки,

Колонны врагов

Чтоб пройти не смогли!

Не дать им пройти

На Кавказ, в Сталинград.

Обрушить на них

Огнедышащий град!..»

Ушли все на штурм

Самолёты «ИЛ-ы»,

Что бомбы фашистам

В «подарок» несли.

Сорвались с небес

Семь фашистских Bf,

И вздрогнул от взрывов

В урочище лес!

...Лежал, догорал

Самолёт у реки.

Не сразу героя

Нашли старики.

С последним патроном

Не сдался герой...

У табора бабий

Послышался вой.

Кругом рыщет враг –

Растерзают орла!

Могилою стали

Камыш да листва...

Проносятся годы,

Пройдут времена, –

Поднимется вновь

Из руин вся страна.

Останки героя

Найдёт детвора:

Две лопасти Биса

И части крыла.

Герой не известен,

Как сотни имён,

Кто пал здесь навечно, –

Им низкий поклон!

Но поиск начнут

Через семьдесят лет –

Вот имя Героя

Воздушных побед!

Виктор Попов, капитан, командир эскадрильи 590-го ШАП

______

2017 г.

Ранее, в мае 2014 года на мемориала ст.Николаевской поисковики установили памятную плиту четверым погибшим героям донского неба.

Прочитано 236 раз Последнее изменение Суббота, 20 апреля 2019 21:20
Другие материалы в этой категории: Гвардеец Трубников Д.Н. »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены